Александр Южный: «Я не был паркетным журналистом»
Вступлению его в должность председателя комитета по печати и информации администрации Волгоградской области сопровождалось таким количеством комментариев и предположений, что невольно складывалось впечатление: какая-то опытная пиар- группа внедряет Александра Михайловича в политбомонд области.
 Повод для пересудов каждое СМИ выбирало по своему вкусу или  замыслу.
Особо смаковалась тема создания холдинга «Волга - медиа», который, должен  стать ОАО со стопроцентным уставным капиталом областной администрации. И, как нередко бывает в таких случаях, мало кто обращал внимание на другую сторону «медали»: кто вы, Александр Южный?
Медиа - группа « Новая волна» решила восполнить этот пробел и пригласила  Александра Южного в прямой эфир. Для разговора, так сказать, за жизнь.
Он согласился, разговор состоялся, и интернет-газета «Кривое – зеркало.ру» ( К?З. ру), реализуя совместный проект, размещает на своем сайте текстовую версию состоявшегося интервью
 
- Досье на нашего героя.
Александр Михайлович Южный. Родился 5 мая 1970 года в Москве. Окончил Саратовское высшее военное инженерное училище химической защиты. Служил в войсках радиационной, химической и биологической защиты. Уволился в 1997 году в звании капитана.
 В том же году пошел работать на телевидение. До 2003 г. работал корреспондентом в программе «Времечко». Затем корреспондентом и ведущим программ «Сегоднячко» и «Сегодня» на НТВ. Параллельно готовил документальные фильмы для программы «Профессия- репортер». Через некоторое время стал ее руководителем. Автор нескольких документальных фильмов и продюсер порядка десяти больших самостоятельных проектов.
 С 2003 по 2008- ой год работал заместителем директора коммерческой дирекции, замом главного продюсера, замом директора дирекции продаж и рекламы телекомпании НТВ. С 2008- го года директор коммерческой дирекции ТВ -Центр.
Закончил LondonMetropolitanUniversity в степени магистра. Имеет красный диплом Российской Академии Государственной Службы при Президенте. Защитил диссертацию в Московской Международной Школе бизнеса на тему «Стратегия управления медийными активами».
С августа 2010 – председатель Комитета по печати и информации Администрации Волгоградской области.
 
- Александр Михайлович, прежде,  чем мы поговорим о дне сегодняшнем, давайте вернемся в прошлое. Просто до Вас уже были люди в этой студии, которые оканчивали военное училище, были военными. Но обычно эти люди делали свой выбор в послевоенные годы сразу, и объясняли это тем,  что профессия -  героическая, и другого выбора быть не могло. Но вы  - это уже другое поколение. Что вас толкнуло пойти на военную службу?
- Вы знаете, я поступал в 87-ом году, и помню,  что конкурс был достаточно серьезный -  это к вопросу о поколении не героического прошлого. У меня же меня это решение – оно,  отчасти было  спонтанное, отчасти обдуманное.
 
- Форма нравилась,  раз оно спонтанное…
- Во - первых, у меня папа был военнослужащий, в химических войсках служил. А я, кстати, хотел поступать в летное училище, в  Качинское. У меня был военрук в школе, который очень хвалил это училище. Но в силу того, что нос мой не единожды перебит и дышит плохо, в военкомате я не прошел медкомиссию в летное училище. Я очень хорошо помню, как капитан, отвечавший за призыв, уговаривал председателя медицинской комиссии. Говорит: «Ты напиши, что он здоров, а вооруженные силы вылечат». Вот так, собственно, вместо летного училища оказалось химическом.  Все просто.
 
- А почему нос перебит? Дрались много в детстве?
- Много.
 
- Из- за чего, хочется спросить? Вроде благополучный город Москва. Это у нас здесь знаете…
- Все мое детство – это Плющиха, Арбат - улица на улицу». Потом,  я всегда был серьезно отстаивающим свою точку зрения. Так скажем.
 
- То есть , если что- то не так, то сразу в «морду»?
- То сразу «в морду»- можно и так сказать.
 
- Сильное заявление.
- На самом деле не так, конечно, было, но по юности я на рожон лез часто. Меня никогда не останавливали ни физические размеры, ни количество людей. Ну, вот такой был характер. Что поделаешь? И этот напор мне всегда, в какой- то степени, наверное, помогал.
 
- Многие из моих знакомых, которые прошли военное училище, вспоминают это время  с ужасом, а вы? Вы считаете, это хорошей школой?
- Вы знаете, это отличная школа, во- первых. Во- вторых, по моему убеждению, если у человека есть определенный внутренний стержень и какие- то взгляды, ему «по барабану» абсолютно, где он находится. Но другое дело, что в военное училище поступали ребята, которые был и на 2, и на 3 года старше. Нам в основном было по 17 лет. К нам приезжало огромное количество людей со всей страны. Но школа хорошая, я  училищу благодарен.Я приобрел друзей, с которыми по жизни до сих пор. Я хочу сказать, что все мои основные, главные друзья – они все оттуда.
 
-Вы в предварительном разговоре так тактично ушли от ответа на вопрос, где  пришлось служить?
- Хорошо. Если хотите знать, чем я занимался, то скажу, что я был причастен к некоторым вопросам, связанным с международным военным сотрудничеством.
 
- Я почему спрашиваю? Потому,  что, на мой взгляд, неожиданный поворот судьбы: человек после армии увольняется и идет на телевидение. То есть было что рассказать? Хотелось поделиться?
- Нет, это была абсолютная случайность - из разряда нарочно  не придумаешь. Когда я принял решение, что буду увольняться, это было 19 октября, я ехал на службу. В какой- то момент у меня произошел надлом, я перестал видеть смысл в том, что я делал. Мы занимались достаточно серьезными вопросами, и при этом это была работа вхолостую. То есть , никто из руководства страны, так скажем, ничего не слышал и не видел. Армия была брошена, это правда. К сожалению. И я в какой- то момент перестал чувствовать свою нужность и необходимость.
 
- И пошли на телевидение.
С телевидением была такая история. Я как-то днем увидел в эфире НТВ программу «Времечко», и там было объявление, что им требовались новые таланты, свежая кровь. Необходимо было отправить в редакцию письмо, вложить рецензию на программу, рассказать о себе. И я фактически на спор это письмо написал, запечатал и заказным письмом отправил.
 
- Что Вам помогло решиться на этот шаг? Наглость, уверенность в себе или чувство, что ты здесь нужен?
- Авантюризм, конечно, был, и уверенность в себе. Мне позвонили, я пришел. Я видел потом ведрами выброшенные эти письма невскрытые, это все такой «космос». В этом же наборе оказались достаточно известные ныне люди – Борис Соболев, специальный корреспондент телеканала РТР, блистательный, на мой взгляд, журналист, Павел Песков. Много было народа, которые пришли с этой волной и остались. Когда Лев  Новоженов ушел на НТВ из «Авторского телевидения», он позвал меня с собой. Так все и началось.
Первые два месяца я ходил на телевидение, как на работу, совершенно не понимая журналистского сленга, не понимая всей технологии. В определенный момент Андрей Максимов подошел ко мне и сказал: «Вот Ваш звездный час».
 
- Это правда, что свой первый репортаж Вы завалили?
Это не совсем так. Он сказал: «Есть камера, есть эфир, есть тема, которая обязательно должна быть. Сможешь?» Я ему ответил: «Да не вопрос!» И я поехал. Я сел в машину и сказал оператору: «Я первый раз. Знать ничего про это не знаю, не понимаю, не умею, но мне надо это сделать!» Пока мы ехали в машине, он мне показывал камеру, включал, объяснял про балансы, про то, где стоять – микрофоны тогда проводные были. Сказал: «Если будешь чушь какую- то спрашивать, я тебя прерву». Хороший был оператор. Достаточно известный в Москве оператор. В годах сейчас уже. Материал мы сделали, он получился. Я написал текст, принес его Максиму. Он посмотрел и сказал, что это полная чушь, и отправил меня к шеф - редактору. Она тоже сказала, что эту чушь давать в эфир нельзя, позвала Максима. «Понимаешь, - говорил мне Максим, - у нас все с юмором, с подколками. Здесь надо как- то между строк».
 
- А вы как военный, да? Как на строевой подготовке?
- Не совсем так. Я всегда хорошо писал, если честно. Тема была такой своеобразной – на Кутузовском проспекте закрыли общественный туалет. Там номенклатурные дома и все стали бегать понятно куда. Так что, надо было как-то «тыркнуть» местные власти, чтобы они начали суетиться с этим туалетом. Первая фраза пришла ко мне вдруг. Максим говорит: «Ну, вот люди сидят, ужинают, а мы им про туалет рассказываем. Еще и картинка говорящая». Я ему отвечаю: «Ну что мне, извиняться перед ними, что про туалет?». Он говорит: «Вот, кстати, классная первая фраза! Вы уж нас извините, но мы о туалете». Эту фразу я запомнил. С этого и пошло. Потом я много очень работал репортером. Потом стал и эфиры вести.
 
- Александр Михайлович, я знаю, вам часто приходилось снимать сюжеты на разные темы. Вот сейчас волна возмещения по поводу нападения на журналиста Кашина. Приходилось ли сталкиваться с ситуацией, когда была угроза жизни и здоровью?
 
- Жизни – нет, а вот здоровью – миллион раз. Я был не паркетным журналистом, а именно репортером. Было несколько человек в редакции, которые снимали всякие «стремные темы». Поэтому, разное случалось. И покупать кассету пытались, и отбирать кассету пытались, и обменять на пистолет. Всякое бывало, но мы как-то достойно выходили из этих ситуаций.
 
- В России сейчас сложилась двоякая ситуация с полной беззащитностью журналистов. Вот такие случаи избиения. Чем это может быть вызвано? Давно ведь этого не было, с 90-х годов.
- Не уверен в том, , что не было. Может, говорили меньше. Блогосфера только сейчас стала развиваться – может быть,и поэтому. Понятно, что репортажная журналистика– это специальность опасная. Шикарный фильм американский был на эту тему – «Журналист». Но вместе с тем, чем журналист отличается от любого прохожего? Журналист находится на острие общественного мнения, и он высказывает свою позицию, и в силу своих профессиональных особенностей вынужден заострять, если он журналист. Ужесточить меру наказания, вероятно надо, но главное, чтобы тогда находили этих людей, и чтобы это наказание было неотвратимо, иначе все бессмысленно. Закон о СМИ в этой части редко исполняется – это всегда было.
 
- Вы теперь чиновник, который отвечает за СМИ. На ваш взгляд, каким должен быть журналист? Возможно ли соглашение с властью или учредителями? Возможно  ли сегодня быть «на острие»?
- Без сомнения, журналист играет по тем правилам игры, по которым играет его редакция. Это избитая норма, не требующая пояснений.
Есть учредители, играющие,  в политику определенного рода, которая неминуемо отражается на редакционной политике. Журналист, работая в том или ином издании, по определению, либо принимает эти правила игры, либо не играет по ним. Я пытаюсь всем это объяснить. Есть определенные условия. То есть, допустим,  вы работаете на органы власти. Я не заставляю никого врать, не заставляю никого хвалить. Хотите критиковать – критикуйте ради бога, но эта критика должна быть продуктивной, с мыслью, не надуманной. Это ? азы журналистики. У меня, к счастью или, к сожалению, нет журналистского образования, но это так. Но, тем не менее, включается более страшная вещь : самоцензура! Журналисты и их редакторы начинают озираться: можно ли это говорить? а что скажет княгиня Марья Алексеевна?
 
- Может быть, это зависит от собственного мироощущения журналиста?
- Может быть. Мы как комитет, отвечающий за средства массовой информации, провозгласили открытость власти для СМИ и, следовательно, для общества.
 
- Губернатор Краснодарского Края Александр Ткачев говорил про ситуацию в станице Кущевской. По его мнению, во всем виноваты журналисты. Какое право он имеет так заявлять?
- Что касается заявления Ткачева, я его читал. Но это нормальный чиновничий подход, честно говоря. Всегда журналисты « виноваты» во всех негативных проявлениях. Так было всегда, и так будет. Я думаю, что Ткачев имел ввиду другое : что СМИ развили эту тему, довели ее до степени определенной «желтизны» и т. д. Мне показалось, что он об этом говорил.. Наверное, он имеет в виду, все-таки, необходимость объективного проявления, объективного информирования. Я так думаю.
 
- А возможно ли объективно?
- В Краснодарском крае, наверное, нет. Для людей, живущих там, это их личная боль, эта ситуация гораздо серьезнее и вывернутее, чем для нас здесь. Думаю, что объективность мы еще услышим. Хотя , я склонен верить, что все было именно так, как пишут в серьезных изданиях.
 
- Александр Михайлович, у вас есть несколько документальных фильмов, по-моему, десяток проектов. А есть ли что-то, что ы бы назвали шедевром?
- Доля здорового тщеславия и самолюбия должна быть у журналиста. В ту минуту, когда журналист говорит, что он сделал что- то великое, его карьеру пора заканчивать. А вообще, мы, например, отмечали 60 лет Победы под стенами Рейхстага. Это был серьезный большой проект, которым я горжусь.
У меня был материал про нашего человека, гражданина, который ушел к ваххабитам и воевал на их стороне в Средней Азии. Я помню, что спорил с папой после этого материала. Ему показалось, что материал был скорее обличительный. А парня надо было просто по- человечески пожалеть. Он рос в Курганской области, в то время это был самый нищий регион, в этом регионе были очень сильные мусульманские влияния. Его задержали то ли в Киргизии, толи в Казахстане.
Мы прошли весь путь этих бандформирований, по горам лазали, границы переходили. Я, наверное, слишком переложил эту ситуацию на себя. Я не давал оценок. Мне кажется, что у человека всегда есть выбор, но , с другой стороны, все люди разные, у каждого своя высота. На ум в этом случае приходит фраза Ленина: «Равные права - суть неравенства и несправедливости». Я снимал этот материал 10 лет назад, был на 10 лет моложе.
 
- Вернемся к проблеме выбора. Опять, как  мне кажется, в вашей карьере какой- то кардинальный поворот. Вы вдруг от репортера, от журналиста пошли в коммерчемкие телевизионные структуры.
- Это неожиданный был ход, для меня, наверное. У меня всегда была творческая жилка, даже когда я занимался коммерцией. Мне давали возможность что- то делать, как продюсеру. Когда генеральный директор «НТВ - Плюс» Дмитрий Самохин предложил мне пойти к нему в заместители, я недолго думал. К тому жеу меня к тому моменту была некая накопленная репортерская усталость. Мне казалось, что я хожу по кругу. И этот перелом мне во многом помог.
 
- Для большинства людей MBА – это такая загадочная аббревиатура. Есть мнение, что эта методика не наша, методика западная, не применима в нашей действительности.
- Да, у нас с иностранцами абсолютно разные подходы к обучению и к системе знаний в принципе. Для англичан важна философия процесса в широком смысле, и даже больше,  чем результат. У них результат вытекает в принципе из качественно другого подхода. Там надо очень сильно погрузиться в проблему, и главная задача в том, что в результате твоего исследования ты должен предложить что- то такое, чего до тебя еще не было.
 
- (звонок) Комитет по печати является учредителем журнала «Зона риска». Мне хотелось бы знать дальнейшую судьбу этого журнала. Я читаю этот журнал, знаю, что тираж его снизился с 5000 до 1000 экземпляров, а ведь у нас очень мало таких социально- значимых изданий для молодежи, практически нет.
- Здорово, что позвонил хоть один читатель этого журнала. На этом можно поставить точку – я ответил достаточно емко. Не обижайтесь, но, на мой взгляд, этот журнал издается только для тех, кто его делает. Наши СМИ вполне были бы в состоянии отразить тему борьбы с наркотиками и употреблением алкоголя, курением на своих страницах. Не нужно тратить серьезные бюджетные средства, чтобы напечатать этот журнал, а потом его раздать. Это мое мнение.
 
- Вернемся к поворотам судьбы. Как получилось, что вы, коммерческий директор ТВ- Центра, человек, чье имя есть даже в атласе медиа - менеджеров, переехали в регион. Неужели такую хорошую зарплату Вам пообещали?
- Нет, зарплата у меня обычная – как и у всех госслужащих. Во-первых, не надо сбрасывать со счетов предложение самого губернатора. Наверное, не каждому глава региона предлагает поехать в регион , чтобы поработать. Мы несколько раз с ним встречались. Я приезжал сюда, не будучи в каком-либо статусе. Во- вторых, у меня по жизни так устроено, что чем сложнее и необычнее задача, тем интереснее работать. Головой стены пробивать, как про меня на НТВ говорили. А сравнивать коммерческого директора и управленца -  все равно, что сравнивать  велосипед с машиной Mercedes. Это ? совершенно разные вещи. Мне показалось, что реформировать отрасль – это серьезная амбициозная задача, с которой мне захотелось очень справиться.
 
- И отсюда появился Медиа- холдинг?  Ведь большинство журналистов сейчас если не в ужасе, то в большом напряжении.
- Он еще не появился, а разговоров о нем – огромное количество. Надо рассматривать холдинг с разных точек зрения. Во-первых, форма госучреждения подразумевает, что организация получает бюджетные средства, а также их зарабатывает (и эти средства также идут в бюджет).И только потом их и тратит. Это -  воля администрации области :  ликвидировать госучреждения  в сфере СМИ как класс. Вместе с тем, средства, которые тратятся на наши СМИ, тратятся, мягко говоря, крайне неэффективно. Я много раз говорил про техническое оснащение, про менталитет людей, которые там работают, про то, что журналистики там нет, что надо что- то с этим делать. Уже не хочется повторяться.
 
- Существует мнение, что путем создания медиа-холдинга, власть пытается «подмять» под себя СМИ.
- Мне это странно слышать, потому что администрации Волгоградской области не нужно их  подминать под себя, т.к.речь  идет о тех изданиях, которые принадлежат администрации Волгоградской области, а они так и будут ей принадлежать. Потому что холдинг – это 100% собственность администрации области. Холдинг учреждает не КПИ АВО, не КУГИ, это  ? право субъекта Российской Федерации, т.е администрации Волгоградской области. У нас будет достаточно широкий совет директоров, представители думы, независимый директор.
 
- Есть ли у вас время на семью, и когда вы познакомились с женой?
- С женой я познакомился 7 октября 1989 года. Она мне всегда говорила, что она очень не любила военных, и ей не нравилось имя Саша. Я за ней три года «бегал» -  по- настоящему. Сейчас у нас двое детей : мальчику скоро 18 лет, девочке – 6. Вечер и выходные я стараюсь проводить с детьми.
 
- Вы дома карающий орган или разъясняющий?
- Карающий орган у нас мама. С сыном я, конечно, веду себя гораздо жестче. К дочке никаких наказаний с моей стороны нет.
 
- Вы говорили, что к Вашим увлечениям относятся стрельба, покер и вождение.
- Вождение автомобиля , да, согласен. Стрелять я очень люблю в тире. Не покер, а преферанс – это мое давнее увлечение, в котором необходимо, во- первых , умение, скрывать эмоции. (С этим у меня большие проблемы, но в игре, как правило, здорово получается) Во- вторых, в игре есть определенная доля авантюризма, что мне тоже свойственно. И, ко всему прочему , все время работает голова.
Могу сказать без лишней скромности, что умею хорошо  водить машину, и очень люблю.
 
- Чувствуете ли Вы разницу между Москвой и Волгоградом? Как Вы восприняли переезд в наш регион?
- Да, ритм жизни совсем иной.. Я в комитете по печати всем постоянно говорю,  что это ? не просто замедленное кино, а суперзамедленное. Я привык, что если я даю распоряжение, через два дня оно уже будет сделано. А здесь ко мне могут прийти через три дня и спросить: «А вы точно это решили?» Мне кажется, это такая волгоградская особенность. Ритм у нас очень не совпадает, и я стараюсь с этим бороться. Мы все время в противофазе находимся
 
- Какова ваша главная задача как руководителя комитета?
- Реформировать эту отрасль. Я хочу сделать СМИ более современными, открытыми и более журналистскими. Читая материал, люди должны понимать, что пишет это не библиограф, а именно журналист.
 
- Чего не хватает региону кроме темпа?
- Люди не верят в себя, они не видят никаких перспектив, не хотят ничему учиться. У многих какая -то зашоренность. Если приоткрыть немного эту форточку со свежим воздухом, то людям захочется им надышаться. Я предполагаю это сделать как минимум с теми людьми, с которыми я работаю. Главное, чтобы было желание подняться над ситуацией, посмотреть на нее с других сторон.
 
- Вы хотели бы в эту минуту отправиться  путешествовать? Куда?
- По Москве скучаю.
 
- Следите ли Вы за модой? У Вас красивый галстук.
- Нет, не слежу.
 
- Кем Вы мечтали быть в детстве?
- У меня было много желаний: от генерального секретаря ЦК КПСС до милиционера и разведчика.
 
- У Вас есть собственный блог?
- На днях завел.
 
- Сами там отвечаете или помощники?
- Сам.
 
- Любимая марка машины.
- Рэндж Ровер Вок.
 
- Главное качество, которым должна обладать женщина?
- Ум.
 
- Какие качества Вы цените у друзей?
- Друзей не выбирают. Думаю, мы просто с ними как- то совпадаем во взглядах. И, кроме того, они всегда говорят мне, что думают.
 
- Нужно ли Волгограду возвращать имя «Сталинград»?
- Скорее - Царицын.
- Нужно ли наказывать детей?
- Наказывать – да, но не бить.
.
- Что для Вас вкус жизни?
- Сама жизнь.
 


Добавить комментарий