ножкиИнформация Архсовета Москвы о том, что проект «парящего» жилого комплекса на территории Бадаевского пивоваренного завода получил свидетельство об утверждении архитектурно-градостроительного решения Москомархитектуры, вызвала вторую волну возмущений в социальных сетях. Вторую, потому что первая, пожалуй, куда как более мощная волна наблюдалась еще в прошлые года - и «градус» возмущений был таковым, что в марте 2019 года в московском районе Дорогомилово на Украинском бульваре даже прошел митинг против разрушения исторического ансамбля Бадаевского пивоваренного завода. А в социальных сетях появились группы «Спасем Бадаевский завод» и «Спаси Бадаевский завод», вполне функционирующие и сегодня.

Напомним, 14 июля интернет-газета «Кривое зеркало» написала, что проект швейцарского архитектурного бюро, предусматривающий строительство многофункционального жилого комплекса на 35-метровых колоннах, которые будут упираться в землю на 6 гектарах территории бывшего завода, получил восторженные отзывы специалистов. А главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов выразился в том духе, что по реализации проекта москвичи получат не только знаковое строение, но и новое общественное пространство – парк площадью 4 га с комфортной набережной.

Однако москвичи не спешат разделить радость ни проектировщиков, ни застройщика. Деликатный комментарий Архнадзора - а это общественное движение имеет свои официальные страницы в социальных сетях, - гласит:

«Москомархитектура одобрила проект "Дома-таракана (паука, спрута, выбирай на вкус)" над Бадаевским заводом.
В ходе строительства будут уничтожены северные части исторических корпусов комплекса, то есть более половины оригинальной застройки территории.
Ни протесты жителей и арендаторов, ни их многочисленные выступления на публичных слушаниях ни замечания к проекту никак не повлияли на позицию застройщика и потакающего его интересам Департамента культурного наследия города Москвы».

Высказывания читателей зачастую не столь деликатны:

«Положили на мнение москвичей»; «Капитализм. Деньги, прибыль»; «Плохой архитектурный вкус помноженный на деньги. Это не беда, это ужас»; «Как достал этот беспредел и желание нажиться!».

«Прекрасно понимаю москвичей, высказавшихся против. Не хотела бы и я жить на месте завода, пусть даже и бывшего. Кроме того, речь идет об объектах культурного наследия, которые застройщик хоть и отреставрирует, но во время ремонта непременно что-нибудь поломает, плавали, знаем. Достаточно посмотреть на историю усадьбы Михалково в Головинском. И вообще, может пора уже строить дома для жизни людей? Небольшие, с зелеными дворами, тихие и уютные, а не эти стеклянные скворечники, убивающие весь исторический облик районов?!» - это уже из комментариев к публикации в интернет-газете «Кривое зеркало».

И т.д. и т.п.

Для тех, кто еще не в курсе: в 1875 году московский купец 1-й гильдии и действительный статский советник Бенидикт Антнович Гивартовский купил за 10 тысяч рублей заброшенный участок земли за Дорогомиловской заставой, в Троице-Голенищевской волости  Московского уезда и передал его Трёхгорному пивоваренному товариществу, учреждённому «для устройства и содержания пивоваренного завода в Москве». Проектировали завод и курировали стройку известные архитекторы Август Вебер, Роман Клейн и Александр Евланов. Темпам работы предпринимателям-«трехгорцам» можно позавидовать - строить завод начали 15 июня 1875-го, а в начале февраля 1876 уже начали варить пиво, которое поступило в продажу через четыре месяца.

Перед революцией товарищество на паях сменило свое наименование на «Тригор», в 30-х годах пивзаводу присвоили имя партийного деятеля Алексея Егоровича Бадаева. Народное название Бадаевский пивзавод прижилось лучше прочих - несмотря на то, что в постсоветское время пиво отстаивалось в одних и тех же танках как «Трёхгорного пивоваренного завода», так и «Бадаевского пивоваренного завода». Танки пересохли только в 2006 году, когда предприятие было остановлено.

История пивного производства, слов нет, тема интересная, но сегодня не об этом. Итак, после прекращения производства популярного напитка территория Бадаевского не обезлюдила: заводские корпуса, образующие единый комплекс, де-факто являющийся памятником промышленной архитектуры XIX века, были отданы многочисленным арендаторам. И, разумеется, стремительно начали приходить в упадок. Арендаторы, - будем откровенны, - не те люди, кто всерьез позаботиться о сохранности занимаемых помещений. Впрочем, в силу необходимости, в данном конкретном случае градозащитники и арендаторы выступили единым фронтом.

С 2014-года в Москве упорно заговорили о планах застройки бывшего пивзавода, причем Департамент культурного наследия города Москвы эти разговоры вполне одобрял - и сегодня на официальном сайте ведомства можно найти публикации о грандиозных замыслах одного из потенциальных застройщиков. Москвичи также «узнали», что территория пивзавода «Бадаевский» между Кутузовским проспектом и набережной Тараса Шевченко размером в 6 га является зоной повышенного внимания со стороны девелопмента - еще бы, в семи то километрах от Кремля! А к 2018-му все эти разговоры приобрели еще более конкретное наполнение: швейцарское архитектурное бюро Herzog & de Meuron и девелопер Capital Group разработали дизайн-концепцию многофункционального жилого комплекса, и проект был представлен москвичам лично господином архитектором Пьером де Мероном. Концепция эта предполагает, что исторические здания архитектурного ансамбля будут якобы сохранены, а 100 тысяч квадратных метров жилья разместятся на колоннах высотой 35 метров, что, по замыслу архитекторов, поднимет новостройку над исторической застройкой, которая будет по-прежнему прекрасно видна со всех привычных ракурсов, включая Москву-реку.

дизайн-концепция

В зданиях на колоннах, наводящих на воспоминания о боевых треножниках уэллсовских марсиан, помимо квартир, разместятся досуговые, культурные, детские, деловые и прочие центры. Отреставрированные согласно проекту заводские корпуса также не будут пустовать - их превратят в пивоварню, торговые предприятия и прочие функциональные объекты.

И колонны, и исторические здания будут утопать в траве и декоративной плитке будущего парка, который, по обещаниям, займет площадь чуть ли не в 4 га, и местами будет напоминать «настоящий русский лес». При этом «лес» как-то увяжут не только с инфраструктурой для занятий спортом и отдыха с детьми, но и подземным трехуровневым паркингом… Заводская набережная станет пешеходной и продлится до территории научного объединения им. Хруничева и далее до района Фили. И в целом, по мнению архитекторов, несказанно украсит город.

Презентация проекта прошла «на ура», представители мэрии хлопали в ладоши при проникновенных увещеваниях, что в Европе дефицит участков городской застройки давно решается подобным образом, а данный проект - великолепный образец «деликатного соединения истории, организации общественного пространства и нового строительства». 

Когда аплодисменты смокли, пришел черед ряду скандальчиков, связанных со срочным выселением арендаторов из бадаевских корпусов, досрочным расторжением договоров с ними. Тем временем, и московские градозащитники, хорошенько изучив проект будущей застройки, ужаснулись, и начали стучать во все двери. Только вот беда: например, Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) Москвы - структура, созданная и возглавленная московским мэром Собининым, достаточно закрытая и решает многие вопросы, так сказать, авторитарно. А, допустим, открытое всем и каждому общественное движение Архнадзор, хоть и пользуется расширенным публичным доверием, но довольствуется минимальными полномочиями.

В ноябре 2019 года состоялись публичные слушания по проекту застройки территории завода. Присутствовавшие жители Дорогомилово дружно выступили против.

Почему?

Во-первых, люди верят общественникам, которые утверждают, что при строительстве неминуемо будут уничтожены многие объекты старинного завода; что историко-культурной экспертизе есть множество нестыковок, и в целом последние изменение границ охраной зоны пивзавода незаконно.

Во-вторых, жители района опасаются транспортного коллапса, спровоцированного появлением огромного многофункционального комплекса.

В-третьих, - и об этом лучше всего свидетельствуют комментарии в соцсетях, - людей всегда «бесит», когда власть предержащие их не спрашивают, а активно потакают «денежным мешкам», желающим стать еще более полновесными.

В соцсетях возмущениям нет конца:

«И как с ними бороться?? Легальных методов не осталось. Все решается путем межусобойчика, приписок, оплаченных 'местных жителей" на слушаниях! Ни о каком уважении к истории города речь не идет, к сожалению»;

«Не останется культурного наследия, все снесут. Очень печально наблюдать за подобным, но и деятельность защитников ничего не даёт. Деньги решают все, к сожалению».

Подкованные в вопросах истории общественники, и в первую очередь, представители Архнадзора, конечно не позволяют себе настолько эмоциональные высказывания. Их главный козырь - «темная» история с экспертизами, берущая начало в «смутных девяностых», когда вместо того, чтобы выявленные объекты культурного наследия превращать в «памятники архитектуры», потихоньку выводили из-под государственной охраны.

Судите сами: в 1991 году в списке объектов культурного наследия значились 11 корпусов Бадаевского пивзавода, в 1995-ом их стало на 4 меньше, а в 2003 году под охраной остались только 3 строения и старинные ворота - как принято сейчас говорить, «входная группа». В 2005 году одно из 3 зданий было объявлено «новостроем» 70-х, возникшем на месте бывшей варни.

«Объекты культурного наследия, находящиеся на рассматриваемой территории, будут отреставрированы. Один из корпусов, не обладающий охранным статусом, будет восстановлен по инициативе инвестора», - жизнеутверждающе информирует Архсовет Москвы. То есть два памятника архитектуры обещают, пока что, оставить по закону, еще один сохранят в качестве барского «подарка» всем любителям старины - прочие можно пускать под нож бульдозеров.

Мнение противоположное мы уже озвучили: «В ходе строительства будут уничтожены северные части исторических корпусов комплекса, то есть более половины оригинальной застройки территории», - сетует Архнадзор.

История противостояния защитников Бадаевского пивзавода и поддерживаемого московскими властями застройщика продолжается не первый год и первые, похоже, устали. Нет, по прежнему пишутся письма в мэрию и петиции в соцсетях; по прежнему компетентные авторы Архнадзора рассказывают об истории корпусов старого пивзавода и аргументировано подвергают сомнениям обещания швейцарских проектировщиков. В том, например, плане, что и безопасность «парящих» домов сомнительна, и заверения в сохранении исторического вида не состоятельны. И вообще - жилье на сваях, это «Азия», и негоже…

Но, судя по тем же призывам и комментариям в «бадаевских» группах в соцсетях, очень многие не вникают во все эти «мелочи», усиленно «раскачивая лодку» в принципе: историческая ценность московской архитектуры для них всего лишь один из предлогов. Кто-то просто жалеет возможную утрату бадаевских подвалов, интересных диггерам, кто-то мечтает о модном лофте в этом месте…

«Защитить историческую застройку без охранного статуса не возможно. Это и не входит в планы столичной власти. Ей интересны отношения с богатыми. Бедным в столице — не место», - говорил в одном из своих выступлений Рустам Рахматуллин, культуролог, писатель и один из основателей общественного движения «Архнадзор» и журнала «Московское наследие». Исчерпывающее мнение, моментально расставляющее все точки над «i».

Тимур Танин

Фото: Пресс-служба Архсовета Москвы



Добавить комментарий