Интервью с Сергеем Мавроди

Правоохранительные органы до сих пор не могут найти управу на Сергея Мавроди. Корреспондент портала «Кривое зеркало» взял интервью у основателя «МММ», и попытался выяснить, как ему до сих пор удается оставаться на свободе 

В 2011 году создатель самой крупной финансовой пирамиды в мире Сергей Мавроди зашел в наш регион, и сразу же натолкнулся на сопротивление властей: еще свежи были события 90-х годов, когда в аутсайдерах остались тысячи вкладчиков. На этот раз прокуратура Волгоградской области потребовала от местных провайдеров ограничить доступ к блогу инициатора проекта "МММ-2011". Но Мавроди опять вышел сухим из воды, и, не смотря на украденные миллионы, тюремный срок и мошеннический характер своего бизнеса, продолжает работать. На дверях волгоградского «отделения» «МММ» на улице Калинина висит предупреждение «Осторожно! Это финансовая пирамида». Не смотря на это, количество участников очередной аферы исчисляется тысячами. Удивительно, как правоохранительные органы до сих пор не задают вопросы к «новому - хорошо забытому старому» бизнесу Мавроди. А между тем вопросов возникает огромное множество. Например, почему так называемые «десятники» «МММ» работают с деньгами, но не регистрируют кассовые аппараты? Платят ли они налоги в региональный бюджет? От лица какой компании оплачивают аренду офиса? Думаю, что как только власти начнут задавать подобные вопросы, то наберут ответов на 159-ю статью УК РФ («мошенничество»). А пока горожане несут свои кровные в офис «МММ», и полиция не может найти следы финансового гения. Корреспонденту портала «Кривое зеркало» удалось раньше правоохранительных органов встретиться и поговорить с Сергеем Мавроди, который рассказал о волгоградских событиях двухлетней давности, а также о взлетах и падениях «МММ».

Встретиться сегодня с великим и ужасным гением финансового рынка, основателем легендарного «МММ» Сергеем Мавроди довольно таки не просто. По своей стилистике процесс договора об интервью и назначения встречи похож на сюжет шпионского детектива. Сначала недельная переписка, просьбы, уговоры, затем рекомендации общих знакомых, а лишь потом надо было подъехать в назначенное время, в назначенное место, к подъезду жилого дома в центре Москвы, позвонить по телефону, и ждать, когда за тобой спустится человек, который и обеспечил доступ к телу. Но, как, ни странно, появившееся после такой процедуры напряжение и сомнение в том, что разговор вообще состоится, развеялось буквально с первых минут встречи. Мавроди все такой же энергичный, с умным проницательным взглядом, разве что сильно похудевший по сравнению с тем Мавроди, образца начала 90-х, который остался на подкорке большинства сограждан. Да, и свою спортивную форму основатель «МММ» объясняет занятиями спортом и большим объемом работы.

- Сергей Пантелеевич, насколько я помню, начало работы вашего волгоградского предприятия было ознаменовано судебным процессом, так что там тогда произошло?

- Дело в том, что прокуратура Волгограда обратилась в суд с просьбой обязать местных Интернет-провайдеров ограничить доступ к моему блогу, на котором были вывешены правила «МММ-2011», что нарушало мои конституционные права. Не может быть такой ситуации, чтобы доступ к ресурсу был запрещен в отдельно действующем регионе, как бы этого не хотели чиновники. Тогда я расценивал ситуацию, как очередной абсурд в моей биографии: надо было ограничивать доступ к ресурсу либо по всей России, либо это ограничение незаконно. Знаете, в шахматах есть такой термин, как цугцванг – это когда любой ход ухудшает позицию. Волгоградские чиновники как раз и попали в положение цугцванга. 

- Вы сказали про очередной абсурд в вашей биографии. Судя по всему, их было много. Может, тогда расскажете по порядку: родился, учился, женился?

- У меня была совершенно скромная рабочая семья из пяти человек: мать, отец, я и два брата. Мать работала простым инженером в «Монтажспецстрое». Она всю жизнь трудилась на одном месте, знаете, был такой тип советских женщин, и этим всю жизнь гордилась. Потом, когда она достигла пенсионного возраста, то про нее все забыли, и это стало шоком. Вот тогда у нее и обнаружили онкологическое заболевание. Она буквально за полгода сгорела на глазах после этого страшного диагноза Отец тоже, кстати говоря, умер от онкологического заболевания. У человека было железное здоровье, работал монтажником, никогда не болел. А тут вдруг простудился на строительстве доменных печей. Друзья посоветовали ему, лечится холодной водкой с молоком. И воспаление легких переросло в рак. Жили мы в Новодевичьем проезде недалеко от монастыря. В этом районе и прошло мое детство вплоть до совершеннолетнего возраста. Ходил в школу, был победителем всевозможных олимпиад по физике и математике. Только потом отцу, как почетному работнику дали двухкомнатную квартиру в которой мы с вами находимся. Сегодня здесь живу. А почему ее не забрали судебные приставы? Так это потому что я ее не приватизировал. Иначе жил бы в телефонной будке. Я всегда очень четко понимал, в какой стране живу, и что может произойти.

- Ну, подождите вы сразу о плохом. Давайте, лучше вернемся в ваше детство. Судя потому, что вы участвовали в математических и физических олимпиадах, вы были домашним ребенком?

- Нет, что вы. Я вырос во дворе. Несмотря на свой небольшой рост, был в компании лидером, все время проводил на улице. Этот период приходится на конец 60-х годов, тогда в моде были подвижные игры. Играли в казаков-разбойников, в лапту. Дворовая жизнь была безобидной: в компании никто не курил, не выпивал … Мда, вот сейчас рассказываю и задумался, ведь сейчас могу четко сказать, что я человек с самостоятельной позицией. А если бы в те годы все пошло иначе? Если бы попал в плохую компанию, то все могло бы пойти по-другому. 

- Когда вы поняли, что вы физик, а не лирик?

- Не могу сказать, что я только физик. У меня с детства был коктейль из гуманитарных и точных наук. И сейчас вот стихи пишу. Помню, что где-то в девятом классе получил двухстороннее воспаление легких, и месяц не ходил в школу. Пока болел, за это время пристрастился к чтению, любил классику. Читать начал с библиотеки всемирной литературы. Дело в том, что в отрочестве у меня было ощущение, что не имею художественного вкуса, именно поэтому взялся читать произведения, которые входили в собрание «библиотека всемирной литературы». Потом, когда повзрослел, стало проще, взгляды сформировались, начал понимать и уже выбирал, что читать. Помню, читал я по ночам, в буквальном смысле с фонариком под одеялом, не высыпался. Вот тогда-то и появилась идея, а затем и привычка, спать два раза в сутки с десяти до шести, утром и вечером. С тех пор всю жизнь так и сплю. С одной стороны, это удобно: как правило, к вечеру человек устает, и наступает малопродуктивное, с точки зрения работы, время. А так поспал и совершенно свежий приступаешь к работе. С другой стороны, это минус, если живешь не дома. Вот, например, в тюрьме свой режим. Представьте себе тюремная «хата» на 8 человек, ложишься спать, а в это время твоим соседям приходиться вести себя тише. Естественно, это всех напрягает, а люди там серьезные, но мне удавалось засыпать при любых условиях. 

- Удивительно, но как вы только успевали жить дворовой жизнью и в тоже время готовиться к олимпиадам?

- Когда увлекся чтением, то стал проводить все меньше времени во дворе. А через чтение пришел постепенно к точным наукам. Увлечение математикой и физикой в значительной степени появилось когда я стал побеждать в олимпиадах. Нравилось быть первым. Еще была мечта поступить на «физтех». Должно было произойти чудо, чтобы я туда не поступил, и оно произошло. Так как я был победителем городской олимпиады по физике, то мне надо было сдать один экзамен, письменную физику на пятерку, и я бы автоматически был зачислен на факультет. Помню, прихожу на экзамен, решаю задание. Сформулировал задачи в общем виде, сформулировал как проблему, дал подробнейшее объяснение с формулами, с выводами. В общем, разобрал все по косточкам. Сидел часов пять, все перепроверил по несколько раз. И вдруг, на следующий день – три балла. По результатам экзамена было собеседование. Помню, прибежал в институт в ярости. Оказалось, что в самом конце сложной задачи была допущена случайная арифметическая ошибка. Сейчас не помню, какая именно, но из серии дважды два - восемь. В сущности – это была описка. Тогда преподаватель сказал: да, вы допустили описку, но вы, молодой человек, поступаете в физико-технический институт и мощность бытовой электроплитки у вас получилась 10 тысяч ватт, и вас это не удивило.

- Расстроились?

- Тогда очень, но у этой истории было продолжение. Прошло много-много лет, я создал «МММ», посидел в тюрьме, стал депутатом Госдумы, как раз от Мытищинского района, на территории которого располагается «физтех». В один прекрасный день приходит ко мне помощник и сообщает, что на него вышло руководство ВУЗа, и предложило, соответственно, за какие-то деньги стать доктором наук от этого института. Мол, делать ничего не надо, они сами все напишут. Вот, если бы когда я сдавал вступительные экзамены, мне бы кто-то сказал, что в будущем я могу стать докторм наук в этом ВУЗе, я бы рассмеялся. Тогда, чтобы получить докторскую степень на «физтехе» надо было грызть науку. Парадокс был в том, что вместо просиживания штанов в библиотеке, надо было всего лишь создать «МММ», отсидеть в тюрьме и тогда все вынесут на блюдечке с голубой каемочкой. Но на тот момент, какие-либо ученые звания меня уже мало интересовали. Тогда я без проблем перевелся в МИЭМ, Московский институт электронного машиностроения, на факультет прикладной математики, кафедру искусственного интеллекта.

- Слышал, что в детстве животных любили, рыб разводили, бабочек…

- Да, животных я люблю. Например, в тот день, когда меня во второй раз пришли арестовывать сотрудники налоговой полиции, у меня в квартире проживали две кошки и попугай Какаду. Всегда в квартире было несколько аквариумов. Разводил скалярий, барбусов. Вот вы спросили про рыб, и сразу вспомнил, насколько аквариумистика трудоемкое занятие, сколько времени требует. Сейчас я уже не могу позволить разводить рыб. 

- Откуда появилась идея сделать лицом компании трех бабочек?

- Да, просто шел как-то по Арбату увидел изображение бабочек, понравилось. У меня работал ученый-энтомолог. Он был настоящим фанатиком. Представляете, собирал коллекцию в Нагорном Карабахе во время боевых действий. Его тогда поймали, думали, что он шпион. Никто не поверил в то, что он ученый. 

- Чем запомнились институтские годы?

- Как я уже говорил, к окончанию школы увлечения физикой и математикой прошли. Помню, при входе на факультет висела доска объявлений, на которой было написано: «Позор прогульщикам!» Там же перечислялись основные нарушители дисциплины: Петров – 10 часов (прогулов – прим. «Кривое зеркало»), Сидоров – 15 часов, Мавроди – 300 часов. 

- Почему же вас не выгнали?

- Дело в том, что в то время, когда я учился, в Московском государственном университете прошла очередная компания по борьбе с евреями, и все они окопались в МИЭМе. Как известно, люди этой национальности в математике кое-что понимают. Там была сильная математическая кафедра, самая сильная в Москве. Считалось, что если человек не посещает занятия, то он автоматически не справится с программой. Но не тут-то было. Меня такой подход абсолютно устраивал. Если мне удавалось раздобыть лекцию, то за пару часов я ее разбирал, решал задачи и так далее. Я успевал по учебе, но из-за прогулов считался плохим студентом. Одно время журналисты писали про меня разного рода небылицы. Одна из них, что я не доучился. Нет, это не правда! Я доучился, сдал диплом, и еще два года работал по специальности в закрытом НИИ. В институте впервые занялся бизнесом. Это было где-то на последнем курсе. На телеэкране часто появляются какие-то люди, с которыми я вроде бы учился. Они рассказывают, что я любил играть в преферанс, что у меня уже тогда была мошенническая жилка. Все это вранье. В преферанс я играть не умею. Играю в шахматы и покер. Помню, как-то раз выиграл диплом у одного отличника, который считался непобедимым.

- Побеждать – это ваше жизненное кредо?

- Нет, я просто считаю, что если ты в чем-то участвуешь, то надо побеждать, а в противном случае, зачем тогда участвовать.

- С таким подходом вы бы могли сделать хорошую спортивную карьеру. Кстати говоря, как у вас со спортом?

- У меня это хорошо получалось, я был кандидатом в мастера спорта по самбо, и даже выиграл чемпионат Москвы в абсолютной весовой категории. За свою небольшую спортивную карьеру не проиграл ни одной схватки.

- Почему тогда ушли из большого спорта?

- Во-первых, чтобы дальше продвигаться, надо было тратить много времени, а во-вторых, ты становишься сильнее физически, но, так как спортсмен рано или поздно проигрывает, пусть на тренировках, то он слабеет духом.

- Говорите в третьем лице, будто сами никогда не терпели неудач …

- Терпел, конечно. Вот, например, у меня была патологическая неспособность водить автомобиль. Инструктор по вождению забраковал меня окончательно, и мне пришлось долгое время по утрам, когда машин нет выезжать на улицы города, учиться рулить. Потом, конечно же, получил права, но зато какой ценой. Такая же неспособность у меня была к армейской службе. Учился я на военной кафедре, и это была целая эпопея. Экзамен сдавал раз пятьдесят. Это, наверное, был абсолютный рекорд для моего ВУЗа. Дело в том, что как только я пытался понять военное дело, то сразу же засыпал. Ничего не мог с этим поделать. Я сам себя спрашивал: идиот я что ли? Почему не могу вникнуть и сдать экзамен? Я всегда сидел на галерке, на задних партах. В один прекрасный момент, видимо для того чтобы я наконец-таки разобрался в предмете, преподаватель посадил меня на стул рядом с собой. Помню, сижу прямо перед ним и ничего не могу поделать, засыпаю. Так и свалился ему под ноги … заснул. После института были двухмесячные сборы. Практически все это время я провел в наряде по кухне. Определенно вызывал у военных раздражение. Как-то раз на полном серьезе попытался выучить устав, тщательно прочитал, и на занятиях поднял руку. Преподаватель насторожился, я никогда не проявлял инициативы на уроках, а тут …

- Ну, спрашивайте.

- Вот в уставе написано, что если двое военнослужащих идут навстречу, то они должны приветствовать друг друга, подняв руку к козырьку. А если они встретятся в узком проходе, то, как быть в таком случае, ведь они застрянут? После этого я получил десять суток гауптвахты, там меня и застал «дембель». Все сокурсники разъехались по домам. Я не выдержал, перелез через забор и ушел. Позже как-то эту проблему замяли, получил звание лейтенанта. Потом спустя время за мной долго бегали люди из военкомата, который находится в соседнем подъезде, чтобы вручить мне старлея. Но закончил я свою военную карьеру в звании генерал-майора казачьих войск. 

- Так вы по закону имеете полное право носить нагайку …

- Да, я планировал в госдуму с ногайкой ходить, но мне не дали. Потом в середине девяностых стал потомственным дворянином, грамоту получил за подписью кого-то из Романовых. Тогда в новой России за деньги можно было стать кем угодно. 

- Да, но до того момента, как заработать капитал вам, наверное, пришлось потрудиться?

- Первый рубль я заработал на торговле аудиокассетами. Занимался этим не столько ради прибыли, сколько, чтобы не ходить на работу. Звукозапись приносила не так много денег. Работа на самом деле каторжная. Представьте себе, что по всем стенам комнаты стоят «кассетники» и постоянно крутятся. Твоя задача переворачивать пленку, вовремя выключать, ставить новые кассеты. Постоянно приезжают покупатели. При таком режиме работы в магнитофонах часто летели магнитные головки. Отработаешь один кассетник, надо покупать новый. Денег в результате не так уж много. В тоже время это мне позволяло не ходить на работу в вычислительный центр, где я работал после института. Кстати говоря, за два года я сделал там неплохую карьеру, дослужился до заведующего отделом, получал неплохую зарплату. Но в тоже время меня сильно тяготила атмосфера совдеповского учреждения, и тогда, по сути, ушел в никуда, начал свой бизнес.

- Что вас еще не устраивало при союзе?

- Не знаю. Казалось бы, во времена советского союза мне было хорошо, по сравнению с нынешним положением дел. У меня были деньги, разные блага, а теперь одни проблемы: тюрьма, суды и какие-то ужасы. В тоже время никогда и ни при каких обстоятельствах я не хотел бы вернуться назад в СССР. В те годы у меня было постоянное ощущение, что я в тюрьме.

- Что вас подвигло на создание «МММ»?

- Я не знаю, как на этот вопрос можно ответить. Во всяком случае, яблоко мне на голову не падало. Вообще все происходило так: сначала я занимался бизнесом, продавал компьютеры. Затем началась приватизация. М-да, понимаете, когда начинаешь говорить на эту тему, то все как-то фальшиво звучит, но, тем не менее, я уже тогда видел, что вокруг происходит грабеж ничего не понимающего беззащитного населения сворой проходимцев. Итак, создал инвестиционный фонд «МММ-инвест», который был самым крупным в России - 10 миллионов ваучеров. Я очень быстро понял, что с этим фондом каши не сваришь. Во-первых, правительство все «зарегулировало», а, во-вторых, на чековую приватизацию они ничего не выставили. Точнее выставили, но всякие недоходные предприятия, а самое главное, в стороне осталась нефтянка. Все лакомые куски они приберегли для денежной приватизации. И тогда я создал «МММ», как инструмент для аккумулирования средств. Надо сказать, что этот способ прекрасно себя зарекомендовал. За полгода я собрал треть бюджета страны, 15 миллионов вкладчиков. На тот момент в России возникла такая ситуация, что все уже было распределено: Петя будет миллионером, Вася - миллиардером. Получалось, так что все крупные игроки уже имели средства, и вдруг, появляется незапланированный и неконтролируемый игрок - «МММ». Меня постоянно вызывали в Кремль, но я не шел, ни на какие контакты с властью.

- Почему?

- С какой стати я должен был с ними контактировать? Да и на фиг они мне были нужны? Контактировать с властью – это значит платить им и, вообще, ложиться под них. Мне это было не нужно, а к тому же я оперировал деньгами вкладчиков, и у меня не было права распоряжаться этими средствами. Такая ситуация для власти была неприемлемой, и началась война. Сегодня многие спрашивают, ты, что не понимал, что по другую сторону баррикад государство, и что оно прикроет лавочку? Я все прекрасно понимал, но прикрыть меня было не так, то просто, потому, что за моей спиной была армия вкладчиков. К тому же тогда в политике существовало такое понятие, как референдум, и от его результатов зависела судьба власти.

- Вы использовали это оружие?

- Как только они на меня наехали в первый раз, то я с ними не церемонился, и не сюсюкался. 

- Как выглядел этот первый наезд?

- Это происходило так: приехала в офис целая куча ОМОНа, у дверей стоит толпа вкладчиков, они всех разогнали, зашли внутрь и сказали, что собираются проводить налоговую проверку. Естественно, такой подход сразу же спровоцировал панику. А, в сущности, они посидели с полчаса, посмотрели в потолок и уехали. Через месяц привезли мне акт, откуда они его взяли мне было не понятно, потому что никаких документов налоговики при обыске не изымали. После такого поворота событий мне стала очевидна подоплека этого дела, и я сказал: «Ах, так!» Тогда я не собираюсь смотреть на то, как вы пытаетесь ограбить вкладчиков. Мне было ясно, что миллион подписей в поддержку проведения референдума я соберу за неделю. И я решил, что поставлю вопрос о доверии правительству и президенту. Все понимали, что шутить с этим не стоит, к тому же в то время власти ненавидели, зарплату люди не получали, и такая ситуация была очень рискованной. Власть отступила. 

- Интересно, а кто из политических фигур выходил с вами на связь?

- Я не буду говорить, потому что время ушло и сейчас получится так, что я спекулирую этими именами. Не хочу их называть, тем более, что теперь они безобидны. Могу сказать одно, что я не заключал с властью никаких соглашений. Всем было очевидно, какие деньги стоят за «МММ», и сильные мира сего смотрели и облизывались, хотели откусить кусочек этого пирога. По сути, я мог развязать гражданскую войну, сказал бы: вперед на кремль, ваши деньги там! Понятно, что это все закончилось бы кровью. Мне ну нужны были такие жертвы. 

- Неужели, вы ворочали такими делами в одиночку или все же была команда?

- Ну, какая команда, я всегда работаю один, в командные игры не играю. По-настоящему крупные дела делаются в одиночку. Командные решения они всегда коллегиальные, а поэтому половинчатые и неэффективные. В «МММ» был штат сотрудников, только и всего. Решения я всегда принимал единолично, помощников или советников не имел. Мне были нужны люди, которые исполняют мои решения. Что касается собственных инициатив, то, пожалуйста, создавай свой бизнес и выдвигай инициативы. У меня своих инициатив достаточно. 

- Любимая деталь журналистских репортажей и телесюжетов, которые описывают ваш арест – это то, что в момент, когда вас «брали» звучала музыка Брамса, любите классику?

- Да, что вы привязались к этому Брамсу, ну звучала, и что? В розыске в общей сложности я находился около 6 лет. Сначала во всероссийском, а затем, по линии «Интерпола». Сейчас представители правоохранительных органов говорят, что меня никто не искал. Это вранье! Искали да еще как. Когда судебные приставы арестовали меня на презентации книги, то один из их начальников бросился от радости мне на шею со словами: «Сергей Пантелеевич, как же мы вас искали, каждый день собирался штаб, который координировал работу по вашему поиску, рисовали флажки на карте, где обозначали места вашего появления». А я в этом время проживал в соседнем доме. Ну, да при аресте играл Брамс, но я с таким же удовольствием слушаю и других композиторов. 

- Расскажите, как было дело?

- Во время ареста, тогда за мной пришел спецназ налоговой, я не открывал им дверь, думал, зачем ребятам упрощать работу. Я в это время спокойно лежал на кровати, смотрел телевизор. Так вот, когда «спецы» повисли на веревках над моим балконом тогда я уже открыл балкон, не хотел, чтобы били стекла. Один из мифов, что Мавроди при задержании был пьяный, и вокруг было большое количество бутылок, которые стояли на полу и столе. Это придумал заместитель тогдашнего руководителя налоговой полиции Сергея Алмазова. Он потом на каждом углу говорил об этой своей заслуги, мол, я брал Мавроди. Наверное, в резюме своем до сих пор пишет. Из описаний полковника, картина получалась такая, будто бы я пьяный валялся на диване. В реальности же я практически не пью. В то время в Москве впервые появилось шампанское коллекционной марки «Абрау-Дюрсо». Мне стало интересно, и я попросил охранников купить. А так как в квартире не было никакой мебели, то бутылки стояли на полу. 

- Задам вам один из сложных, на мой взгляд, вопросов, по крайней мере, для меня. Вот сейчас спустя несколько лет, когда всем уже известно, что такое «финансовая пирамида», вы считаете деятельность «МММ» - это мошенничество?

- Лучше вы мне скажите, если меня все-таки обвиняют в мошенничестве, то тогда, в чем оно состоит? Вы же прекрасно понимаете, что никаких обещаний я никогда не давал. Я лишь говорил, что цены акций растут. И это была правда. Акции были абсолютно ликвидные! И это тоже была правда. Акции действительно можно было продать в любой момент. Пункты были на каждом углу. А про то, что так будет продолжаться всегда, я, простите, никогда не заявлял. Так в чем же обман?! Скажу больше, я никогда ни у кого не воровал. До сих пор встречаю насмешки по этому поводу. Но чаще всего люди меряют своим аршином. И для меня это звучит так, что «человек ворочал миллиардами и ничего не украл, не может такого быть, вот если бы я был на его месте, то обязательно бы украл».

- Так за что же вас посадили?

- Все эти вопросы я задавал следователю, вернее, руководителю следственной группы. В чем, собственно, меня обвиняют? Что противозаконного я все-таки совершил? К моему изумлению, они вытащили на свет пропахшую нафталином историю про какую-то «неуплату налогов» и про «Инвест-консалтинг», прости Господи! Дело было так, я должен был заплатить государству налогов на сумму 10 миллиардов рублей, деньги необходимо было перевести со счета фирмы «Инвест-консалтинг». Я же заплатил не 10, а 15 миллиардов, но со счета другой своей фирмы. Налоговики заявили следующее: «Да, вы заплатили в бюджет 15 миллиардов рублей, но не с того счета. То, что обе фирмы ваши, значения не имеет. Формально фирма «Инвест-консалтинг» не заплатила налоги, и с учетом штрафов и пени должна теперь перечислить в бюджет уже не 10, а 51 миллиард рублей. А 15 миллиардов мы вам вернем в установленном законом порядке». Естественно, никто ничего не вернул. Иными словами, вы взяли у приятеля в долг тысячу рублей и обещали вернуть ему их через неделю. Ровно через неделю ваша жена зашла к нему и вернула деньги. Причем, даже не тысячу, а целых полторы, в благодарность, так сказать, за оказанную услугу. А еще через неделю он вдруг вам заявляет: «Да, действительно, твоя жена отдала мне какие-то полторы тысячи рублей. Но должен-то был ты! Ты-то мне ничего не отдавал! И с учетом процентов ты должен мне теперь уже пять тысяч. А эти полторы тысячи я тебе верну. Потом. В установленном законом порядке, то есть можешь в суд обращаться. Причем даже не ты, а твоя жена». Мало того, всю эту ситуацию я еще намеренно утрирую. На самом-то деле на тот момент было далеко не очевидно, с какого счета и сколько именно денег надо было перечислять в бюджет, поэтому-то я и заплатил в итоге даже больше, чем потом насчитали налоговики – 15 миллиардов вместо 10-ти. Законы были тогда настолько противоречивы и запутанны, что разобраться в них было решительно невозможно. Достаточно сказать, что официально существовало несколько независимых методик подсчета налогов, и каждая из них давала различные результаты. В подтверждение своих слов могу сослаться на то, что следствием были в свое время проведены три независимые экспертизы, и две из них дали заключение в мою пользу о том, что все налоги были заплачены правильно. И только одна пришла к выводу, что нарушения все-таки были. Угадай, чья? Кто ее проводил?..

 - Государство?

- Правильно! Налоговая полиция. То есть та самая организация, которая все это и затеяла. Интересно, что думали следователи, когда поручали ей проводить подобную экспертизу? По поводу законности своих собственных действий. Это ведь только в книгах встречаются унтер-офицерские вдовы, которые сами себя секут. Как бы то ни было, но если даже специалисты разошлись во мнении, то о каком «преступном умысле» тут может идти речь? Ясно же, что в любом случае это не более, чем ошибка, вызванная тогдашней неразберихой в законах. И кто в результате этой ошибки пострадал? Даже, если предположить, что она все-таки была. Хотя это, повторяю, далеко не очевидно. Государство? Но оно получило целых 15 миллиардов рублей вместо 10-ти. Так кто? Чьи интересы оказались ущемлены? Разве что тех высокопоставленных чиновников, которые все это и затеяли. Что это, как ни самое настоящее крючкотворство? Вот поэтому делу меня и арестовали. В первый раз в августе 1994 года я отсидел два месяца, а затем зарегистрировался в кандидаты в депутаты и был выпущен на свободу под депутатскую неприкосновенность. В те времена все было по серьезному, как же так нарушены конституционные права. 

- А дальше, что?

- Дальше, я отбывал наказание в изоляторе 99/1 – это тюрьма в тюрьме, спецблок, где в камерах сидели по 3-4 человека. 

- Трудно, наверное, несколько лет видеть одних и тех же людей?

- Нет, там есть такая практика: сидишь ты полгода, подружился с людьми, завел какой-то свой быт – все равно есть минимальный набор личных вещей – а в один прекрасный день могут постучать в камеру и попросить с вещами на выход. Или вообще всю «хату» на выход – это настоящая катастрофа. Представляете, люди прижились, подружились, а тут надо за короткое время собраться, разделить продукты. Постучать могут каждую минуту. Там не дают долго сидеть на одном месте. Вообще о тюрьме мало написано того, что соответствует действительности. Человек всегда хочет либо приукрасить, либо просто забывает о каких-то деталях. Мне повезло, потому что на протяжении всего срока я вел тюремные дневники. В общей тюрьме это разрешалось, а когда перевели в 99/1, то там, из соображений секретности, было запрещено это делать. На волю передавал записи через адвоката. И когда их напечатали, то у меня не было возможности присочинить, так как я еще был в тюрьме, поэтому получилась реальная картинка тюремной жизни.

- Ну, и к какому жанру тяготеет эта картинка кубизм, авангард или реализм?

- Реализм, конечно же. На самом деле тюрьма это не просто так, что ты сидишь и все. Здесь очень важно как ты сидишь, как к тебе относятся. Там много ступеней. Тюрьма - это опыт, который не стоит получать, это как свалка где все гниет, не гниют только драгоценные металлы, если у вас есть в душе золото, платина, серебро, то тогда у вас есть шанс остаться человеком. Туда не стоит попадать.

- Чем вам приходилось спасаться в таких условиях? Привычка к чтению выручала?

- На спецблоке была библиотека, в которой еще можно что-то почитать. А вот в обычной тюрьме тоже вроде есть, но выбор, прямо скажу, скверный. Помню, в Матросской тишине такую сцену. Сидим, и вдруг шмон. Проверяющие приехали из главного управления федеральной службы исполнения наказаний, с собаками, много людей, целое представление. Всех вывели из камеры, завели на так называемую сборку – это пустая камера, куда заключенных временно размещают либо при отправке в суд, на следственный эксперимент и, например, при обыске камеры. Так вот, помню грохот стоял, ощущение, что тюрьму ломают. Заходит вертухай и выводит старшего по камере. Когда тот вернулся, то рас- Не могу сказать, что я только физик. У меня с детства был коктейль из гуманитарных и точных наук. И сейчас вот стихи пишу. Помню, что где-то в девятом классе получил двухстороннее воспаление легких, и месяц не ходил в школу. Пока болел, за это время пристрастился к чтению, любил классику. Читать начал с библиотеки всемирной литературы. Дело в том, что в отрочестве у меня было ощущение, что не имею художественного вкуса, именно поэтому взялся читать произведения, которые входили в собрание сказал такую сцену: в камере на обеденном столе стоит полковник и орет на местных вертухаев благим матом:
- Почему у них в комнате пять книг?
- Ну как же, их здесь восемь человек.
- Достаточно одной, пусть по очереди читают.
Так что в тюрьме бывали и такие вот сюжеты. Это вам не Гоголь или Салтыков-Щедрин, а чистой воды Фонвизин.

- Если уж вспомнили классиков, то кому из них отдаете предпочтение?

- Я люблю Салтыкова-Щедрина. В тюрьму мне адвокат передавал книги, и я от него выносил по томику. 

- Неужели разрешали?

- Обычно обыскивают, но как повезет. Один раз у меня отняли один том из «восьмитомника» Салтыкова-Щедрина, когда я его возвращал обратно. Охранник был такой неприятный тип. И вот через какое-то время опять, он отнимает у меня уже следующий принесенный адвокатом том, отводит к старшему и спрашивает: зачем вам еще одна такая же книга? Пришлось объяснять, что это всего лишь следующий том. 

- Были такие моменты, когда ваши сокамерники вспоминали события, связанные с «МММ»?

- Эту историю вспоминали постоянно. Доходило до смешного. Дело было после очередного судебного заседания, на сборке, где находилось человек 200, один мент, намеренно громко при входе прокричал мою фамилию. Такое впечатление, что специально. Чтобы все вокруг слышали. Все, естественно, и услышали. Все - сто с лишним человек. В результате мое пребывание на сборке превратилось в какое-то непрерывное двухчасовое шоу. Я перезнакомился почти со всей тюрьмой, а со многими даже и обменялся адресами, то бишь номерами камер. Причем всем клятвенно пообещал обязательно ответить. А что же, спрашивается, мне еще оставалось делать? Вообще, все что касается «МММ», то в тюрьме с этим никогда не было проблем, отношение было самое распрекрасное. 

- Говорите, практически рекламным слоганом: «У «МММ» нет проблем!»

- Действительно, так оно и есть.

- С трудом верится, в то, что вам всегда удается идти по жизни без проблем. Вот, например, не секрет, что на момент вашего срока вы были женаты, а сейчас что происходит в вашей личной жизни?

- Рано или поздно у всех заключенных возникает вопрос, как быть с женой? Надо понимать, что вас никто не будет ждать столько времени. В конце концов есть физиология. Обычная реакция зеков, они вызывают жену и начинают говорить: дорогая у меня большой срок и ты свободна. Но надо понимать, что это на самом деле психологическая ловушка. Никакая женщина в такой ситуации не скажет тебе, что между нами все кончено. Естественно, она говорит: я тебя никогда не брошу, и буду ждать. Тогда я понимал, что сяду очень надолго, а, может быть, вообще не выйду. Именно поэтому, чтобы не разводить мелодраму, я написал заявление на развод, не предупреждая жену, и попросил адвоката написать заявление на имя начальника тюрьмы, чтобы мою жену не пускали на свидания. Это была ситуация, когда я был уверен, что не выйду никогда. Да, это был тяжелый шаг, но считаю, что я должен был его сделать. 

- Когда поняли, что все же выйдете на свободу, то, наверное, считали денечки?

- Я вообще из карцера выходил. 

- Интересно, за что вас туда упекли?

- Забавная история, мы с сокамерниками решили сделать котлеты. Это дома котлеты обычное блюдо, а в тюрьме – это настоящий кулинарный изыск, по трудозатратам сравнимый разве что с блюдом из «мишленовского» ресторана. Есть своя технология тюремного приготовления котлет. Передают вам сырой кусок мяса. Берете его и целые сутки скребете пластмассовым ножом, потом, получившуюся массу или фарш, лепите в форме котлеты. Так как никакой кухонной утвари в камере нет, то необходимо залить в чайник растительное масло, разогреть его и в нем поджарить котлеты. Понятно, что это запрещено. Может быть, поэтому блюдо получается вдвойне вкуснее. Ну, вот, видимо на запах, ночью ворвались охранники, изъяли чайник, а самое главное, котлеты. Но, по своей неосторожности, они забыли удлинитель. Мы в отчаянии решили на худой конец вскипятить чай. Для этого взяли фольгу от шоколадки «Аленка» свернули ее в форме трубки, сделали спираль и получился самодельный кипятильник. Вставляешь такую спираль в розетку удлинителя и через пятнадцать минут чай готов. Вот за чаепитием нас опять застали вертухаи. За такую самодеятельность я и получил 10 суток карцера. 

- А кроме кулинарных экзерсисов, чем еще коротали время, спортом занимались?

- В тюрьме все занимаются спортом, там много борцов, чемпионов по рукопашному бою и так далее. 

- Когда арестовали Михаила Ходорковского, то вы как раз в это время сидели в тюрьме, доводилось ли вам встречаться с главным политзаключенным страны? Тем более, что статья у вас одна и та же – уклонение от уплаты налогов?

- Нет, мы с ним не встречались, да и не до Ходорковского в тюрьме было. В тот день я сидел на спецблоке. Запомнил это, потому что когда его привезли, то у всей тюрьмы был специальный обед, давали картошку с тушенкой. По тюремным меркам - это круто, причем это скорее была не картошка с тушенкой а, наоборот, а тушенка с картошкой, было много мяса. Запомнил, этот день еще и потому, что у меня разыгралась подагра, были дикие боли. Обычно это происходит, когда ем некачественную пищу. Так что тушенку, наверное, достали из стратегического запаса 60-х годов. 

- Судя по вашим тюремным рассказам, в жизни вы аскет, и можете жить в любых условиях. А вот в пище, есть ли у вас какие-то особые пристрастия?

- Могу мясо есть в любых количествах. А в целом непритязателен. У меня были всегда скромные потребности, к деньгам я отношусь очень просто, даже когда деньги считали комнатами, то я особо ничего не покупал.

- Признайтесь, Леня Голубков – это ваш креатив?

- Ситуация такая: когда все это затевалось, то рекламщики склонялись, к тому, чтобы производить для рекламы «МММ» модные по тем временам ролики с помощью компьютерной графикой. Но я сказал, что мы будем ориентироваться на массовую аудиторию, и что меня интересует только эффективность ролика, а не его художественные достоинства. Решили по аналогии с мыльными операми делать небольшие простые истории, простых людей, которые наглядно и тупо объясняют суть деятельности «МММ». Сперва хотели делать для каждой социальной группы свой ролик, но потом Леня Голубков оказался универсальной отмычкой для всех слоев. Леня Голубков – это креатив режиссера роликов Бахыта Келибаева. Я не вникал в эти затеи, а просматривал уже конечный продукт. 

- Еще из нашумевшего, оплата метрополитена?

- Да, сама акция по тем временам стоила не так уж и дорого, сравнительно конечно. Дороже мне обходилось приглашать на эти мероприятия прессу. Где-то около четырех раз я делал метрополитен бесплатным, и приглашал для освещения этих событий журналистов. В последний раз сказал, хватит, и никого не пригласил, на удивление о моей благотворительной акции никто не узнал. 

- Бывает так, что едете, например, в автобусе, а вас узнают и спрашивают: Сергей Пантелеевич, когда деньги вернете?

- Во-первых, в автобусе я не езжу, а, во-вторых, если меня узнают на улицах, то отношение крайне доброжелательное. 

- Что говорят в таких случаях?

- Обычно просят расписаться, и почему-то на денежной купюре. Наверное, думают, что от моего автографа купюры начнут сразу размножаться. 

- Откуда такая любовь, ведь по логике вещей народ должен был наоборот иметь на вас зуб?

- Все видели, что творилось. Меня арестовали за уклонение от уплаты налогов. Эта ситуация была настоящим театром абсурда. О каких налогах может идти речь, если деятельность «МММ» была классифицирована, как «финансовая пирамида»? В этом случае, надо выбирать, либо пирамида, либо налоги. Это взаимоисключающие вещи. В чем заключалось обвинение в неуплате налогов. Дело в том, что в те годы только начиналось построение нашего демократического государства. Самые разные ведомства конкурировали между собой, кто больше указов издаст, инициатив выдвинет. Например, Минфин выпускал одну инструкцию. В пику ему Центробанк – другую, а Министерство экономики – третью. Все они были взаимоисключающие. Потом просыпался наш президент и издавал указ, который противоречил всем трем инструкциям. Удивительно, то что президент, принимая указ, не отменял существующие инструкции, просто забывал это сделать. В результате был полный бардак. Так, на тот момент существовало три методики расчета налогов. По каждой из этих методик получались разные цифры. В общем, как ни посчитай, все равно можно было привлечь бизнесмена к ответственности. 

- Кстати говоря, каким образом, на свет появились знаменитые «мавродики»?

- Здесь надо понимать, что такое выпускать акции. Во-первых, ты регистрируешь так называемый проспект эмиссии в Минфине. Нельзя взять и нарисовать акцию, для этого необходимо получить разрешение, проспект эмиссии, который определяет и количество акций. Допустим государство разрешает выпустить миллион акций, не больше. У меня возникла ситуация, когда акции расходились быстрыми темпами, они вот-вот должны были закончиться. Останавливать продажу акций было нельзя, потому что на этом строится сама методика повышающихся цен, если бы выпуск акций был остановлен, то все бы развалилось. Тогда я обратился в Минфин с просьбой зарегистрировать миллиард акций. Отказать они мне не имели права, потому что налоги были заплачены, все было законно. И чиновники стали тянуть время, в надежде, что «МММ» развалится. Тогда я, если говорить на языке шахмат, прямо за доской нашел решение и начал выпускать билеты. Сначала печатал их на «Гознаке», но уже через две недели предприятие буквально захлебнулось от объема продукции. Появилась идея красить американские доллары, а что, никакого нарушения закона в этом не было. Но, от этой идеи отказались, и мне пришлось налаживать контакты с американскими производителями долларов. Акции нуждались в определенных степенях защиты и с этим могли справиться только специализированные предприятия. В США их не так уж и много, и все они являются частными. Владельцам этих заводов пришлось отказываться от производства долларов, потому что я больше денег платил за «мавродики». При их изготовлении я взял за образей советский рубль. Только вместо Ленина, чтобы не изобретать велосипед, поставил свой портрет. Кстати говоря, по качеству «мавродик» был лучше чем рубль. 

- В какой период новейшей истории вы себя более комфортно ощущали, вчера или сегодня?

- Многие проклинают Ельцина, а при всех его недостатках он все-таки был демократом, разрешал себя ругать. Тогда была жизнь, а сейчас болото, мертвечина. 

- Чувствовали поддержку вкладчиков, когда начались ваши скитания по тюрьмам?

- Конечно, когда первый раз меня отвезли на Петровку, то толпа скандировала под окнами «Сергей, мы с тобой». На все судебные заседания приходили. 

- Сегодня спустя время финансовая пирамида классифицирована, как мошенническая схема, что вы думаете по этому поводу?

- Дело в том, что идея ГКО, идея выпуска сверхдоходных государственных ценных бумаг, была впрямую позаимствована в свое время властями у меня, у МММ. Начальник департамента ценных бумаг Минфина Белла Златкис, главный автор и разработчик системы ГКО, неоднократно лично консультировалась тогда в 1994 году со мной по поводу мельчайших деталей и нюансов функционирования системы МММ. Правда, не говоря мне зачем. Результат известен. В августе 1994 года арестовали меня, а уже в октябре того же года появились ГКО. Автором этой программы была многоуважаемая Белла Ильинична. Вот такое вот счастливое совпадение. К сожалению, основной идеи МММ власти тогда так и не поняли. На самом деле, как я уже много раз заявлял, МММ – это вовсе не банальная пирамида типа всяких там «Хопров», «Тибетов», РДС и прочих. Сходство тут чисто внешнее. Кит тоже похож на рыбу, но между ними миллионы лет эволюции. В действительности же, МММ – это принципиально новая финансовая система. Причем, довольно сложная, и разобраться в ней до конца власти не смоги. Вероятно, они слишком торопились, стремились побыстрее скопировать сам принцип работы МММ, но в то же время уйти от узнаваемости. При этом они выплеснули с водой и ребенка, не сумели отличить главного от второстепенного и в результате совершили решающую ошибку. Ставшую впоследствии роковой и погубившую в итоге всю систему. А именно, они установили фиксированные сроки выплат. Это был по сути важнейший и принципиальнейший момент! У меня ведь ничего подобного никогда не было. В МММ акции и билеты выкупались всегда и в любое время. То есть в системе не было критических временных точек, выплаты были равномерно распределены во времени. А значит, манипулируя доходностью , темпом роста цен, интенсивность денежных потоков можно было легко регулировать. Скажем, если начиналась паника, и сброс превышал некую критическую отметку, я обычно просто повышал доходность, и ситуация быстро нормализовалась. Что, в свою очередь, делало всю систему в целом максимально гибкой и способной быстро и адекватно реагировать на любые внешние воздействия. Поэтому-то власти долгое время так и не могли ничего с ней поделать, и потребовалось арестовать меня, чтобы ее разрушить. Ничего этого разработчики ГКО вообще не поняли, и просто установили фиксированные сроки выплат по своим бумагам: один месяц, три месяца и так далее. Тем самым, полностью лишив себя возможности хоть как-то маневрировать, влиять на ситуацию и фактически сразу же загнав себя в угол. Ведь с течением времени долг неуклонно накапливался. Причем, очень быстро. Да, завтра тебе принесут еще в десять раз больше денег, но сегодня надо обязательно расплатиться по старым долгам. А из чего расплачиваться, если не из чего? Где брать деньги? Естественно, рано или поздно наступает такой момент, когда аккумулировать необходимые суммы для выплат уже не удается. И все сразу рушится. Итак, фиксированные сроки выплат – это и была основная фатальная ошибка разработчиков ГКО. Были, впрочем, и другие, хоть и менее важные, но тоже очень серьезные. 

- Вы раньше сравнивали бизнес с движением на велосипеде, движение – это жизнь, остановка – падение. Что происходит в вашей жизни, неужели остановка?

- Что вы, какая остановка? Видите, что вокруг творится? У меня в проектах «МММ-2011», а впереди нас всех ждет финансовый апокалипсис.  

- Можете открыть тайну, что такое «МММ-2011», очередная пирамида?

- Это гигантская касса взаимопомощи, еще мою задумку можно назвать социально-структурированная финансовая сеть. 

- Не секрет, что «МММ-2011» стартовал под слоганом «мы можем многое». Так что же вы на этот раз можете?

- Прибыль будет составлять 20 процентов для обычных граждан и 30 процентов для пенсионеров. Все отношения участников строятся на доверии никто никому никаких бумаг и расписок не дает, деньги участники переводят друг другу совершенно добровольно. Я ничего никому не обещаю, никого не обманываю и не пытаюсь ввести в заблуждение. Также предупреждаю всех: все может рухнуть в любой момент, и тогда вы потеряете все свои деньги. На виртуальные деньги, предполагается использовать систему веб-мани, покупаются так называемые МММ-доллары. Участники финансово структурированной сети объединяются в десятки, сотни и тысячи. У каждого подразделения свой начальник. Во главе всей структуры, назначенный мною управляющий. По плану если ты вдруг решил продать свои МММ-доллары, то заплатит твоя десятка, а если средств у нее не хватит, то соответственно сотня и так далее. Если в двух словах, то частные лица обмениваются между собой средствами в соответствии с моими рекомендациями. «МММ-2011» - это отношения частных лиц, и я в этой истории всего лишь наблюдатель, даю советы, честно предупреждаю, что это пирамида, что вы можете потерять все средства. Я нигде никого не обманываю. 

- И что же, люди не слышат ваши предупреждения?

- Скорее не верят, вступают.

- Сколько «акционеров» в новом «МММ»?

- В самом начале я вывешивал списки. В течение первых трех недель число вступивших превысило 10 тысяч. После этого я решил их убрать списки, чтобы не дразнить гусей. Помимо российских городов и весей, там были люди из Америки, Великобритании. Сколько сегодня человек участвует в «МММ-2011» лучше не знать. 

- Насколько я знаю, начало работы вашего нового предприятия сразу было ознаменовано судебным процессом, так что там произошло?

- Дело в том, что прокуратура Волгограда обратилась в суд с просьбой обязать местных Интернет-провайдеров ограничить доступ к моему блогу, на котором вывешены правила «МММ-2011». Это грубое нарушение конституционных прав. Не может быть такой ситуации, чтобы доступ к ресурсу был запрещен в отдельно действующем регионе, как бы этого не хотели чиновники. Это очередной абсурд в моей биографии. Тогда надо ограничивать доступ к ресурсу либо по всей России, либо это ограничение незаконно. Знаете, в шахматах есть такой термин, как цугцванг – это когда любой ход ухудшает позицию. Волгоградские чиновники как раз и находятся в положении цугцванга.

- Судя по обстановке, вы больше аскет, чем транжира, откуда у вас такой минимализм, по слухам в 90-х деньги считали комнатами?

- Такой образ жизни шел из детства. Я себя не считаю аскетом, живу, как мне нравится. Да, был «МММ», деньги действительно считали комнатами. Потом было еще Stock Generation.

- А это что за зверь?

- Не слышали? Ну, что вы. Когда я находился в розыске по линии Интерпола, то на одном из островов Карибского бассейна была создана виртуальная фондовая биржа. Официальным владельцем, которой являлась 18 летняя сестра моей бывшей жены, тогда мы еще были в браке. Сам я, естественно, не мог на себя ничего оформлять. Биржа абсолютно легально просуществовала целый год. По официальным данным, 275 тысяч потерпевших в основном из Америки и Западной Европы, а по неофициальным десятки миллионов. Вот там были деньги: подвалы были забиты купюрами, а перевозили их на Боингах. Потом наехала Комиссия по ценным бумагам США и все прикрыли. Дело в том, что из-за большого количества банковских сделок банки перестали справляться, не успевали осуществлять переводы средств. Из-за этого даже обычные платежи не связанные с работой биржи растягивались на недели. И нашлись три идиота, которые обратились в комиссию с жалобой. 

- Подождите, не очень понимаю, это все ваших рук дело?

- Я вам еще раз объясняю, домысливайте сами, потому что мне хватит одного срока. Биржа была зарегистрирована на имя сестры моей бывшей жены. 

- Хорошо, а что дальше?

- И вот когда комиссия наехала, то сразу поднялся шум, мол, раскрыта деятельность крупнейшей в мире пирамиды. Только потом выяснилось, что в США с тридцатых годов существует закон, запрещающий азартные игры по телефону. Проблема в том, что эта биржа была зарегистрирована, как азартная игра. Так вот биржу прикрыли. В Бостоне состоялось судебное заседание, на котором приняли решение, что люди играли добровольно, правила игры были доступны для всех, и … соответственно, предмета для разбирательств не существует. Дело было закрыто. Сегодня любят сказать, что если бы я «МММ» организовал бы в Америке, то получил бы на полную катушку, лет сто. Чепуха все это, закон не был нарушен. Теперь «МММ-2011» и все еще впереди, а то, что говорят, вот потерял деньги, да, плевать, новые заработаем. Деньги - это резаная бумага. 

- Коль уж заговорили об Америке, то, что можете сказать о деятельности Бернорда Мейдофа, на первый взгляд, ваш коллега?

- Про Мейдофа ничего не скажу, у него свои проблемы, и там совершенно другая схема. А вот про себя говорю точно, что закон не нарушал. В качестве доказательства привожу факты: арестовывали меня за неуплату налогов, а не за какое-то мошенничество, а второе – вот, пожалуйста, заключение суда города Бостона, который признал, что никакой пирамиды не было. Там была создана сенатская комиссия по расследованию этого дела. А если человек не нарушает закон, то никакие санкции к нему не должны применятся. Сейчас слышу, опять говорят: его надо остановить. Что значит остановить, если я не нарушаю закон. 

- А кроме квартиры у вас есть какая-либо собственность, накопления?

- Квартира сохранилась только потому что я ее приватизировал, а так бы давно описали судебные приставы. Кроме того, я являюсь владельцем 8 процентов акций Газпрома – это около 25 млрд. долларов. Не бог весть сколько, но хватило бы, чтобы расплатиться с вкладчиками. Так вот когда я вышел из тюрьмы, то заявил, что собираюсь расплачиваться с людьми, их деньги вложены в эти акции. Государство сделало всевозможное, чтобы я не мог заниматься этими акциями. Вот если бы я получил эти деньги и уехал на Канары, то это бы, наверное, всех устроило. Власти только говорят, что их интересуют вкладчики, но им по фигу судьба вкладчиков. Просто если я начну выплаты, то сразу стану фигурой политического масштаба. 

- Что было сделано, чтобы вы не могли вернуть вкладчикам деньги?

- Суды стали принимать гражданские иски, в которых я выступал ответчиком. Эта ситуация несправедливая. Плохой я или хороший, но я свое отсидел. Я не выпускал акции, как частное лицо, делал это как руководитель «МММ». Тем более что свой срок я уже отсидел. Тем не менее суды принимают претензии на мое имя, как к частному лицу. Это полный абсурд. Насчитали уже около 5 миллиардов рублей, которые я не могу выплатить не могу, потому что денег у меня нет. И взяться им неоткуда. У меня взяли подписку, что я не могу совершать никаких операций купли-продажи. Я даже не могу поехать в другой регион, потому что меня сразу спросят, на какие средства я оплатил дорогу. 

- И все равно вы собираетесь расплачиваться с вкладчиками?

- Да, собираюсь осуществлять выплаты вкладчикам. Вот «МММ-2011» один из возможных вариантов. Но видите, по мнению государства, чиновников, все чтобы я ни делал, все плохо. Не выплачиваю – плохо, собираюсь выплачивать - тоже плохо. Недавно Жириновский предлагал в законодательном порядке запретить мне … думать. Смешно. Осталось разве что саркофаг надо мной возвести, как над чернобыльским реактором. 

- На что еще распространяется ваша активность?

- Считаю, что мой литературный дар выше финансового. Начал этим заниматься на спецблоке. Там в какой-то момент запретили дневники вести, ссылались на режимность объекта. А художественной литературой можно было заниматься. Так вот стихи именно тогда впервые написал. Помню, сидел в одной камере с ховринским маньяком, он женщин битой бейсбольной убивал, но как ни странно, безумно любил свою жену. Так вот он просил меня написать его жене стихотворение. Я долго сопротивлялся, а потом написал, это вдохновило, и дальше пошло-поехало. 

- Может расскажете, что-нибудь из вашего творчества?

- Ну, давайте попробую: «Ветерок прошелестел/ ангел святый прилетел, за плечом моим стоит и молчит/ну, скажи хоть что-нибудь, посоветуй отдохнуть, да удачи нагадай, пожелай/ как устал я ангел мой от дороги от земной от трудов и от забот от невзгод/ грешен я, а впрочем что ж, ничего уж не вернешь, возвращайся лучше в рай и прощай/ ветерок прошелестел, ангел темный прилетел за другим плечом стоит и молчит». 

- Душевно, а это в какой момент было написано?

- Не помню, есть вот еще тюремный цикл. «Бутырка, матроска, истерты до лоска ступени от тысяч бессчетных, что в маршах почетных, как тени. Бесплотны, воздушны, конвою послушны входили, чтобы выйти когда-то а впрочем ребята судили нас люди не боги. А значит дороги свободны и к центру и к краю, и к аду и к раю, мы годны».

- Знаю, что еще вы и прозу пишете. Вот ваш роман «Люцифер» построен на жизненных ситуациях, в которых собраны разные человеческие пороки. Если не секрет, то фактуру брали из жизни?

- Приходилось сталкиваться с разными человеческими слабостями. На самом взлете финансовой деятельности фонда в офисе скопилось большое количество денег. Комнаты, где они хранились никто не охранял. Не было возможности ставить охрану, тем более я понимал, что в случае, если обращаться за услугами к фирме, то при отсутствии учета, воровство достигнет огромных масштабов. Тогда было принято решение повесить скрытые камеры. М-да, жалкое зрелище, когда человек попадая в комнату забитую пачками купюр начинает суетиться, распихивать их по карманам, женщины прятали под платье, в белье. Позор! Могу сказать одно, таких, кто не брал не было. Нет, это не было проверкой, просто так получилось.

- Но это для целого романа маловато…

- Хорошо, представьте себе, конец 1994 года: паника уже практически не прекращается, цены то падают, то растут – в общем, агония, неразбериха, гибель «Титаника». И вот приходит ко мне охранник и говорит: 
- Сергей Пантелеевич, у нас тут такая ситуация. Дед тут один в подъезде поселился … инвалид, на костылях, три дня уже живет. Некуда ему, - говорит, - идти, он иногородний, квартиру продал, хотел однокомнатную на двухкомнатную поменять, и всё потерял. У него теперь денег даже на обратный билет нет. Что делать? Я говорю:
- Ладно, черт с ним! Поменяйте ему все акции и еще билет купите домой. Пусть уезжает.
- А по какой цене менять?
- Меняйте уж по самой высокой, по августовской.
- Хорошо.
На следующий день интересуюсь:
- Ну, как там дед? Уехал?
- Да он нам чуть ли не ноги целовал! Дай бог, говорит, здоровья Сергею Пантелеевичу! Всю жизнь на него молиться буду!
И чтоб вы думали?! Через две недели тот же самый охранник опять ко мне подходит:
- Там опять этот дед появился!
- Какой дед?! Мы же ему все выплатили! Даже билет обратный купили?
- А он билет продал, опять все вложил и опять все потерял. Хотел, говорит, трехкомнатную квартиру купить вместо двухкомнатной!

- Как вы относитесь к религии?

- Если есть бог, то есть ад, рай, загробная жизнь, страшный суд. Человек не грешит не потому что он такой хороший, моральный, а потому что он боится ада. Так вот есть бог или нет бога – это не имеет ни малейшего значения, потому что у меня есть собственные представления о добре и зле, и я поступаю, и буду поступать в соответствии с ними. Никакие кары страшного суда, меня не остановят. Я следую только своим представлениям, считаю, что для человека унизительно бояться что-либо на том или этом свете, и поэтому никакие кары страшного суда меня не остановят. 

- Ну, а стыкуются ваши представления с евангельскими заповедями?

- Иногда. Кстати, вы в курсе, что адвентисты седьмого дня меня предали анафеме? Нет? Ну, вот они считают, что раз я создал такое (пирамиду – прим. «Кривое зеркало»), то мне помогал дьявол.



Комментарии   
0 #2 Анонимный 16.06.2013 13:05
аквариумистика трудоемкое занятие, сколько времени требует. Сейчас я уже не могу позволить разводить рыб... Людей, таки, разводить проще...
Цитировать
0 #1 Анонимный 28.04.2013 04:57
сколько жадных лохов...
Цитировать
Добавить комментарий